Итоги рассмотрения обращения гражданина по вопросу принудительного психиатрического освидетельствования персонажа, имеющего явные признаки расстройства психики

Специалистом приемной рассмотрено обращение гражданина (далее — потерпевший) относительно персонажа 02 июня 1980 года рождения (далее по тексту — фигурант), страдающего согласно заключения судебно-психиатрической экспертизы следующей не исключающей его вменяемости нервно-психической патологией: «резидуальное органическое поражение головного мозга в форме астеноадинамического варианта церабрастенического синдрома» (Диагнозы по МКБ-10: F06 — другие психические расстройства, обусловленные повреждением и дисфункций головного мозга или соматической болезнью; F48 — другие невротические расстройства), отличающегося повышенными плаксивостью и суетливостью равно как резкой сменой настроения и неконтролируемыми приступами агрессиисклонного не только к распространению панических слухов и сплетен, но и к клиптомании по принципу «кот из дома мыши в пляс», совершавшего противоправные незаконные деяния не только с целью обогащения против собственности наших сограждан пенсионного возраста и с целью принуждения к даче заведомо ложных показаний в период предварительного следствия против здоровья потерпевшего, но и угрожавшего помимо прочего в связи с отказом совершить в условиях таинства обряд причащения ему же убийством, используя для этого включенную электродрель, который не только с целью устрашения высказывал угрозы расправы по отношению к определенному кругу наших сограждан в связи с выполнением ими общественного долга и в связи с их принадлежностью к определенной социальной группе, но и в нарушение пункта 43 Стратегии национальной безопасности РФ (утвержденной Указом Главы государства от 31.12.2015 года № 683) с целью дестабилизации социальной ситуации в стране распространял информацию, подрывающую деловую репутацию и наших сограждан и организаций, являющихся объектами жизнеобеспечения населения  («Теперь ходить в зоопарк не надо, он сам к нам пришел. Дурить однако граждан не так то просто как показалось вначале религиозному проходимцу и юридическому самозванцу, его изловили и юридически изобличили. А пусть не бегает с биркой про то, что он номерной бог. Знаем мы этих богов и наполеонов из рассказов и мемуаров жертв карательной психиатрии СССР. Это она для шизоидов карательная была, а для здоровых — охранительная«).

При рассмотрении обращения потерпевшего установлено, что ранее привлекавшийся к уголовной ответственности за совершение хищения имущества наших сограждан фигурант вновь совершил хищение денег, но до настоящего времени он в нарушение части 1 статьи 1064 Гражданского кодекса РФ не возместил потерпевшему причиненный вред («Как сам ты поступаешь с Божьей тварью, Того же жди себе и от людей» Омар Хайям), которого с учетом совершенных асоциальных проступков и совершаемых иррациональных поступков стал серьезно настораживать провокационный ход мыслей фигуранта («Скупец, не причитай, что плохи времена. Все, что имеешь, — трать. Запомни: жизнь одна. Сколь злата ни награбь, а в мир иной отсюда Не унесешь, представь, и горсточки зерна» Омар Хайям), что вызвало у потерпевшего сомнения относительно его психического здоровья и поэтому стало поводом для его обращения за получением юридических разъяснений в приемную, где ему после предоставленных юридических разъяснений было рекомендовано в полной мере воспользоваться правом на независимую юридическую помощь, ибо по убеждению потерпевшего фигуранту может быть причинен тяжкий вред психическому здоровью, требующий продолжительного интенсивного лечения в стационарных условиях, если его сейчас оставить без психиатрической помощи, так как потерпевшему неоднократно приходилось не только замечать за ним странности в поступках и высказываниях, свидетельствующих о возможном наличии психического расстройства, но и выслушивать его собственные откровения об испытываемых им болезненных психопатологических переживаниях.

Поскольку вся представленная потерпевшим информация о фигуранте в своей совокупности позволила прийти к предварительному выводу, что у фигуранта развилось тяжелое психическое расстройство, не исключающее его вменяемости, но которое в настоящее время все же не только обуславливает его непосредственную опасность для окружающих, но и существенный вред его здоровью, если он будет оставлен без психиатрической помощи, то в итоге при предоставлении независимой юридической консультации потерпевшему было рекомендовано обратиться в психоневрологический диспансер с заявлением по вопросу принудительного психиатрического освидетельствования фигуранта на основании имеющихся документов, подтверждающих факты совершения последним противоправных действий, поскольку для всех нас (каждого и каждой из нас) крайне важно начинать прекращать этот творящийся в нашем гражданском обществе конкурс дебилов и дегенератов, ибо «Надо ОБЯЗАТЕЛЬНО учитывать то, что социальный идиотизм любого вида не является личным делом каждого из социальных идиотов потому, что от их социального идиотизма страдает все общество в целом. А потому изживать социальный идиотизм в обществе — дело всех и каждого, кто хочет быть свободным человеком, планировать свое будущее и не быть чьим-то рабом, работающим на интересы известного или неизвестного хозяина, и чье благополучие может моментально измениться в зависимости от интересов хозяина» («Нужно по капле выдавливать из себя раба…», «Никто не хочет любить в нас обыкновенного человека. Если против какой-нибудь болезни предлагается очень много средств, то это значит, что болезнь неизлечима» А.П. Чехов, «Раб, у которого слюнки текут, когда он самодовольно описывает прелести рабской жизни и восторгается добрым и хорошим господином, есть холоп, хам» В.И. Ленин т.41 с.184).

статьей 10 Гражданского кодекса РФ установлено, что не допускается осуществление гражданских прав исключительно с намерением причинить вред другому лицу, когда согласно части 1 статьи 1064 Гражданского кодекса РФ вред, причиненный личности или имуществу гражданина, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред.

На основании изложенного, принимая во внимание информацию о поведении фигуранта, свидетельствующую объективно о возможности наличия у него психического расстройства и совершении по этой причине общественно опасных действий, учитывая информацию о проявлении у фигуранта особенностей поведения, свидетельствующих о реальной возможности совершения в будущем общественно опасных действий, ибо фигурант до настоящего времени в нарушение части 1 статьи 1064 Гражданского кодекса РФ не возместил потерпевшему причиненный вред, рекомендованным юридическим специалистом с учетом представленных потерпевшим юридически значимых документов был проведен анализ сложившейся правовой ситуации и на его основе предоставлена юридическая консультация, после которой в интересах и по поручению потерпевшего было подготовлено заявление о принудительном психиатрическом освидетельствовании фигуранта сотрудниками скорой психиатрической помощи и психоневрологического диспансера с целью диагностики развившихся у него психических расстройств для определения вида психиатрической помощи, которое на основании статьи 23, статьи 24 и статьи 25 Закона РФ «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании» 10 июня 2020 года потерпевшим было подано в региональный орган здравоохранения.

Поскольку информация в заявлении и приложенных к нему документах объективно свидетельствовала о наличии у фигуранта серьезного хронического и затяжного психического расстройства с тяжелыми стойкими или часто обостряющимися болезненными проявлениями либо о наличии пограничной формы психического расстройства, которое может лишь усугубить и без того критическое психическое состояние фигуранта, если он останется без психиатрической помощи, то сотрудниками психоневрологического диспансера поданное на основании юридически значимых документов потерпевшим заявление о психиатрическом освидетельствовании фигуранта без его согласия было признано обоснованным с учетом изложенных в нем фактов и удовлетворено, поэтому с этого момента в случаях допроса больного равно как производства с участием него иных следственных действий потребуется также привлекать к их участию в качестве специалиста лечащего участкового врача-психиатра или же психолога для дачи пояснений об особенностях психического заболевания больного равно как о его способности правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для дела, и давать о них правильные показания.

Однако сотрудникам скорой психиатрической помощи не представилось возможным установить место пребывания больного, совершавшего в прошлом общественно опасные деяния в отношении потерпевшего и до и после установления психического расстройства, подлежащего активному диспансерному наблюдению в психоневрологическом диспансере по причине психического расстройства с симптомами (императивные галлюцинации, некоторые формы бреда, психопатоподобные состояния с повышенной поведенческой активностью и патологией влечений и т.п.), обусловливающими его склонность к совершению общественно опасных действий, поскольку он на регистрационном учете по месту жительства состоит фиктивно у своего знакомого в селе, но на самом деле имеет постоянное место жительства в принадлежащем ему индивидуальном жилом доме, расположенном в городе, где был сделан дорогостоящий капитальный ремонт на деньги отца потерпевшего в лице беспомощного пожилого тяжелобольного инвалида 1й группы, предназначенные для приобретения после продажи единственного жилого помещения ему другого равноценного жилого помещения, когда в реальности проживает он у родственников супруги в квартире тоже в городе, но по другому адресу, являющемуся зоной обслуживания ОП2 УМВД России по городу.

В результате этого больному, уклоняющемуся от добровольного психиатрического лечения и установленного с целью профилактики и лечения его психических расстройств равно как его медицинской реабилитации на основании статьи 27 Закона РФ «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании» диспансерного наблюдения, удалось скрыться от врача-психиатра, что по этой причине не позволяет сотрудникам психоневрологического диспансера не только ввести в отношении больного активное диспансерное наблюдение, но и принять к нему установленные законом меры по его принудительному психиатрическому освидетельствованию для решения вопроса о целесообразности его немедленной недобровольной госпитализации в медицинскую организацию, оказывающую психиатрическую помощь в стационарных условиях, что и стало поводом для повторного обращения потерпевшего за получением юридических разъяснений в приемную.

пунктом 1.7 Инструкции об организации взаимодействия органов здравоохранения и органов внутренних дел Российской Федерации по предупреждению общественно опасных действий лиц, страдающих психическими расстройствами, утвержденную Приказом Минздрава РФ и МВД РФ от 30 апреля 1997 года N 133/269, далее — «Инструкция», установлено, что: сотрудники органа внутренних дел осуществляют розыск и оказывают содействие в задержании лиц, подлежащих госпитализации; обеспечивают охрану общественного порядка и безопасные условия для доступа к госпитализируемому лицу и его осмотра; пресекают противоправные действия граждан, препятствующих госпитализации.

пунктом 2.3.4. Инструкции установлено, что при получении из психоневрологического диспансера сведений об изменении лицом с психическим расстройством, находящимся на активном диспансерном наблюдении равно как амбулаторном принудительном наблюдении и лечении, места жительства или о длительном отсутствии его по месту регистрации орган внутренних дел незамедлительно принимает меры к установлению места нахождения лица и предупреждению возможных с его стороны общественно опасных действий. Об установлении данного лица орган внутренних дел информирует психоневрологический диспансер.

На основании изложенного, специалист приемной рекомендовал потерпевшему воспользоваться правом на независимую юридическую помощь и предоставил ему юридические разъяснения, после предоставления которых в его интересах и по его поручению проанализировал возникшую правовую ситуацию с учетом представленных им для рассмотрения юридически значимых документов, на основании чего после предоставленной юридической консультации в интересах и по поручению потерпевшего были подготовлены заявления о причине длительного отсутствия больного по месту регистрации для их подачи в орган здравоохранения и в орган внутренних дел с целью организации и осуществления розыска и задержания больного, подлежащего принудительному психиатрическому лечению, одно из которых было подано потерпевшим 31 июля 2020 года в региональный орган здравоохранения для незамедлительного принятия совместных с органом внутренних дел мер к установлению места нахождения больного с целью проведения сотрудниками скорой психиатрической помощи и психоневрологического диспансера в отношении него принудительного психиатрического освидетельствования, другое — 06 августа 2020 года в структурное подразделение органа внутренних дел по городу с целью организации и осуществления розыска больного для дальнейшего совершения действий по его задержанию совместно с сотрудниками психоневрологического диспансера (КУСП УМВД России по городу № 27871 от 06.08.2020 года)

Поскольку больной после выявления у него психического расстройства (диагноза) уклонялся от добровольного психиатрического лечения, то очевидно («Истории лечат… Если повторять их слишком часто, то они воплощаются в жизнь. Они обладают силой и делают нас теми, кто мы есть»), что он сам предложит предоставить добровольное согласие на проведение его психиатрического освидетельствования, поскольку в противном случае с учетом изложенных выше фактов психиатрическое освидетельствование в отношении него будет проведено без его согласия на основании части 4 статьи 23 Закона РФ «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании», согласно которой психиатрическое освидетельствование лица может быть проведено без его согласия или без согласия его законного представителя в случаях, когда по имеющимся данным обследуемый совершает действия, дающие основания предполагать наличие у него тяжелого психического расстройства, которое обусловливает: его непосредственную опасность для себя или окружающих, или существенный вред его здоровью вследствие ухудшения психического состояния, если лицо будет оставлено без психиатрической помощи, или на основании части 5 этой же статьи, согласно которой психиатрическое освидетельствование лица может быть проведено без его согласия или без согласия его законного представителя, если обследуемый находится под диспансерным наблюдением по основаниям, предусмотренным частью первой статьи 27 настоящего Закона. Берегите свое психическое здоровье!

Примечание. Специалистам, осуществляющим не только теоретическую деятельность в сфере юриспруденции, в том числе по направлению оказания квалифицированной юридической помощи, но и практическую деятельность в сфере оказания квалифицированной юридической помощи участникам гражданских и публичных правоотношений (субъектам права и управления), имеющую особое общественное и государственное значение, следует знать, что при осуществлении своей деятельности в интересах доверителей могут в качестве вида юридической помощи выполняться научно-исследовательские работы, поскольку в соответствии со статьей 769 Гражданского кодекса РФ по договору на выполнение научно-исследовательских работ исполнитель обязуется провести обусловленные техническим заданием заказчика научные исследования, а заказчик обязуется принять работу и оплатить ее, когда плата за их проведение может производиться как в рамках гражданско-правового договора, так и в рамках трудового договора…  В соответствии с частью 4 статьи 769 Гражданского кодекса РФ условия договоров на выполнение научно-исследовательских работ, опытно-конструкторских и технологических работ должны соответствовать законам и иным правовым актам об исключительных правах (интеллектуальной собственности), при этом, как и по общим правилам оказания квалифицированной юридической помощи, стороны таких договоров обязаны обеспечить конфиденциальность сведений, касающихся предмета договора, хода его исполнения и полученных результатов, если иное не предусмотрено договором на выполнение научно-исследовательских работ. Объем сведений, признаваемых конфиденциальными, определяется в договоре (часть 1 статьи 771 Гражданского кодекса РФ)

Полелиться в соцсетях:

Добавить комментарий