Итоги рассмотрения обращения правозащитника по вопросу нарушения права обвиняемого на защиту

Общественной приемной общественного объединения потребителей было рассмотрено обращение профессионального защитника относительно нарушения права гражданина на защиту путем создания препятствий в реализации права на доступ к участию в уголовном процессе общественного защитника, что нашло отражение в постановлении от 08 мая 2019 года (здесь важно обратить внимание на тот факт, что идея признать дополнительное право на защиту за подозреваемыми и обвиняемыми была поддержана, что нашло свое отражение в новости от 05 апреля 2018 года).

При рассмотрении обращения установлено, что в производстве заместителя руководителя следственного отдела по Кировскому району города Следственного комитета РФ по региону находится уголовное дело № 11802120002000057 по обвинению имеющего на иждивении несовершеннолетнего ребенка и ранее не привлекавшегося к уголовной ответственности гражданина в совершении преступления, предусмотренного частью 3 статьи 30 части 4 статьи 159 Уголовного кодекса РФ (далее — обвиняемого), задержанного в порядке статьи 91 и статьи 92 Уголовно-процессуального кодекса РФ 02 июля 2018 года в 21 час 10 минут в рамках расследования уголовного дела, возбужденного 28 июня 2018 года следователем следственного отдела по Кировскому району города СУ Следственного Комитета РФ по региону в отношении гражданина и иных неустановленных лиц по признакам состава преступления, предусмотренного частью 3 статьи 30 части 4 статьи 159 Уголовного кодекса РФ, характеризующегося положительно не только по месту жительства и по месту общественной деятельности, в которой он принимал участие в качестве добровольца, но и по месту предшествующей трудовой деятельности в сфере жилищно-коммунального хозяйства, которую он осуществлял в качестве специалиста, занимающегося предоставлением юридической помощи субъектам права и управления,  являющегося в настоящее время к тому же законным представителем субъекта малого предпринимательства в сфере общественного питания (учредителем сети ресторанов), в отношении которого при отсутствии допустимого повода и законных правовых оснований ввиду его участия в качестве представителя при рассмотрении судом гражданского дела по иску выдавшему ему доверенность предприятия были проведены негласные оперативно-розыскные мероприятия, которые в настоящее время после предоставленной юридической консультации им в силу грубого нарушения основных начал и принципов гражданского права и гражданского законодательства равно как арбитражно-процессуального законодательства и гражданско-процессуального законодательства стали расцениваться в качестве провокации (Прецедентная практика по делам о провокациях Европейского суда по правам человека), при совершении которой было предъявлено обвинение в покушении на преступление представителю, действующему в интересах общества с ограниченной ответственностью, где есть полностью дееспособные учредитель и руководитель, предоставившие ему в установленном законом порядке для участия в арбитражном процессе доверенности, установить личности которых на момент возбуждения уголовного дела по каким-то подозрительно-коррупционным откровенно-сомнительным причинам не представилось возможным, имевшей место к тому же с неправомерным и незаконным внедрением до этого «агентов-провокаторов», отозвавших сразу после подачи им апелляционной жалобы на решение арбитражного суда выданную ему доверенность и отказавшихся полностью от иска равно как от самой апелляционной жалобы на решение арбитражного суда от 28 мая 2018 года, которым в удовлетворении требований о взыскании задолженности по договору от 18 августа 2015 года представляемого им предприятия было отказано ввиду признания подложным доказательства в виде договора уступки права требования от 17 мая 2017 года, что и стало ввиду пропуска установленного законом срока обжалования причиной вступления в законную силу решения суда и в этой связи аргументом в пользу достаточности оснований для возбуждения уголовного дела, итогом которой стало его незаконное уголовное преследование (согласно части 3 статьи 49 Конституции РФ неустранимые сомнения в виновности лица толкуются в пользу обвиняемого, когда согласно части 2 статьи 50 Конституции РФ при осуществлении правосудия не допускается использование доказательств, полученных с нарушением федерального закона), повлекшее за собой применение на основании постановления Кировского районного суда города от 4 июля 2018 года меры пресечения в виде заключения его под стражу с предъявлением ему без достаточных допустимых доказательств обвинения в совершении преступления, наказание за совершение которого в случае вынесения обвинительного приговора предусмотрено в виде лишения свободы, вину в совершении которого он с учетом статьи 1 Протокола № 4 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод и по причине грубых нарушений статьи 6 и статьи 13 Конвенции о защите прав человека и основных свобод при выявлении признаков преступления путем проведения оперативно-розыскных мероприятий и процессуальной проверки равно как при возбуждении уголовного дела для дальнейшего производства в связи с этим предварительного следствия не признает, так как провокация — это процессуальный дефект, в силу которого справедливое правосудие не возможно (исключается).

Учитывая возможную тяжесть в случае вынесения обвинительного приговора последствий как в отношении обвиняемого, так и в отношении судьбы его детей, являющихся членами нашего гражданского общества, принимая во внимание в связи с этим необходимость на стадии предварительного следствия иметь достаточные возможности для подготовки своей защиты, обвиняемый по рекомендации своих близких принял решение защищать в связи с производством предварительного следствия по уголовному делу свои законные права, свободы и интересы не только посредством квалифицированного защитника (правозащитника), но и посредством выбранного им самим общественного защитника, поэтому 08 мая 2019 года он впервые в практике обратился к руководителю следственного отдела по Кировскому району Следственного комитета РФ по региону с ходатайством о допуске при производстве предварительного следствия по настоящему уголовному делу общественного защитника обвиняемого в лице независимого НАРОДНОГО репортера и независимого НАРОДНОГО корреспондента, не обладающего юридическим образованием (юридической квалификацией) и соответствующим правовым статусом профессионального защитника, не занимающегося в этой связи на профессиональной основе осуществлением защиты прав, свобод и законных интересов, но который наравне с выбранным квалифицированным защитником (правозащитником) в качестве дополнительной гарантии реализации права на защиту может обеспечить содействие в осуществлении защиты законных прав, свобод и интересов обвиняемого в качестве добровольца безвозмездно (на общественных началах), выполняя при этом к тому же функцию независимого репортера и независимого корреспондента за вознаграждение, реализуя тем самым ко всему прочему свое законное право на труд, гарантированное каждому и каждой частью 1 статьи 37 Конституции РФ, включающее право каждого человека на получение возможности зарабатывать себе на жизнь трудом, который он свободно выбирает или на который он свободно соглашается, и право каждого на справедливое вознаграждение за труд равной ценности без какого бы то ни было различия.

Однако в удовлетворении заявленного ходатайства было отказано в полном объеме: так, в постановлении от 08 мая 2019 года, вынесенным заместителем руководителя следственного отдела по Кировскому району города Следственного комитета РФ по региону, указано, что Главой седьмой Уголовно-процессуального кодекса определен круг участников уголовного судопроизводства со стороны защиты, обладающих правами и наделенных обязанностями в процессе участия на всех стадиях уголовного судопроизводства, предусмотренный Кодексом перечень участников уголовного судопроизводства со стороны защиты является исчерпывающим и расширительному толкованию не подлежит, Уголовно-процессуальным кодексом участие общественного защитника обвиняемого на любых стадиях уголовного судопроизводства не предусмотрено.     

Проанализировав возникшую правовую ситуацию и озвученную правозащитником обвиняемого информацию, специалист нашего общественного объединения потребителей, несмотря на отсутствие достаточной информации об обстоятельствах вменяемого в вину преступления и о имеющихся у стороны обвинения доказательств виновности, пришел к выводу, что обвиняемым на начальном этапе был выбран не тот способ и не тот метод защиты своих гражданских прав и свобод, что и стало в дальнейшем реальной причиной его уголовного преследования, когда в этой конкретной правовой ситуации все же имело место грубое нарушение при производстве предварительного следствия права обвиняемого на защиту, гарантированное ему как нормами международного права, так и нормами национального права, поэтому правозащитнику обвиняемого было разъяснено следующее:

В соответствии со статьей 1 Протокола № 4 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод «Об обеспечении некоторых прав и свобод помимо тех, которые уже включены в Конвенцию и первый Протокол к ней» (Страсбург, 16 сентября 1963 года с изменениями от 11 мая 1994 года) никто не может быть лишен свободы лишь на том основании, что он не в состоянии выполнить какое-либо договорное обязательство.

Во исполнение Всеобщей декларации о правах человека от 10 декабря 1948 года, не требующей ратификации для ее выполнения, был принят Международный пакт «О гражданских и политических правах», принятый резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН от 16 декабря 1966 года, ратифицированный Указом Президиума ВС СССР от 18 сентября 1973 года, вступивший в силу 23 марта 1976 года, пунктом А части 3 статьи 2 и частью 3 статьи 14 которого провозглашено, что:

каждое государство обязуется обеспечить любому лицу, права и свободы которого нарушены, эффективное средство правовой защиты, даже если это нарушение было совершено лицами, действовавшими в официальном качестве;

-каждый имеет право при рассмотрении любого предъявляемого ему уголовного обвинения как минимум на следующие гарантии на основе полного равенства: иметь достаточное время и возможности для подготовки своей защиты и сноситься с выбранным им самим защитником; защищать себя лично или через посредство выбранного им самим защитника.

Вместе с этим, Федеральным законом Российской Федерации была ратифицирована Конвенция о защите прав человека и основных свобод (Рим, 4 ноября 1950 года), частью 3 статьи 6 которой также установлено, что: каждый обвиняемый в совершении уголовного преступления имеет как минимум следующие права: защищать себя лично или через посредство выбранного им самим защитника.

Поскольку частью 4 статьи 15 Конституции РФ предусмотрено, что общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы, и, если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора, то и в части 3 статьи 1 Уголовно-процессуального кодекса РФ нашло свое отражение, что общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью законодательства Российской Федерации, регулирующего уголовное судопроизводство, и если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные настоящим Кодексом, то применяются правила международного договора.

Согласно части 3 статьи 55 Конституции РФ права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства, при этом, частью 1 статьи 56 Конституции РФ предусмотрено, что в условиях чрезвычайного положения для обеспечения безопасности граждан и защиты конституционного строя в соответствии с федеральным конституционным законом могут устанавливаться отдельные ограничения прав и свобод с указанием пределов и сроков их действия, соответственно, применительно к этой конкретной правовой ситуации действует аксиома — «то, что не запрещено, то разрешено» и в этой связи здесь следует заметить, что 12 декабря 2013 года в своем политическом послании на это обращал внимание Глава государства, который подчеркнул следующее: «Конституционный каркас должен быть стабильным и прежде всего это касается второй главы Конституции, которая определяет права и свободы человека и гражданина» (Смотреть Новость от 12 декабря 2013 года. Политическое послание Федеральному Собранию).

Поскольку применение такого постановления привело к грубому нарушению права обвиняемого на защиту, то поэтому после предоставления юридических разъяснений правозащитнику обвиняемого было рекомендовано не только обратиться с жалобой в порядке статьи 124 УПК РФ к прокурору и в порядке статьи 125 УПК РФ в суд, но и обратиться с ходатайством об исключении из числа доказательств с момента заявления соответствующего ходатайства следственных действий, произведенных в отсутствие общественного защитника либо без его (ее) извещения, в котором ко всему прочему вновь поставить вопрос о допуске общественного защитника, что позволит обратить ко всему прочему на этот важный принципиальный вопрос внимание прокурора при рассмотрении вопроса об утверждении обвинительного заключения, так как члены гражданского общества тоже вправе участвовать при отправлении правосудия в качестве общественных защитников подозреваемых и обвиняемых (подсудимых) и это очевидный факт, иначе в настоящее время уже достаточно многие наши соотечественники и соотечественницы независимо от народности и вероисповедания уже стали достаточно часто задаваться вполне уместным справедливым вопросом — кому конкретно в настоящее время служит система правосудия, при чем такая тенденция стала расти в геометрической прогрессии и это тоже очевидный сейчас для многих наших соотечественников и соотечественниц независимо от народности и вероисповедания факт, который в современных условиях рано или поздно в любом случае выведет наших сограждан на баррикады или же приведет к массовым расправам над сотрудниками органов правопорядка или же членами их семей, что не есть хорошо для нашей страны и в этой связи каждого и каждой из нас независимо от народности и вероисповедания и это тоже очевидный факт, при этом, правозащитнику обвиняемого также было рекомендовано в случае отказа судом первой и апелляционной инстанций в удовлетворении жалобы обратиться по этому принципиально-важному вопросу к Уполномоченным по правам человека и в Европейский суд по правам человека (Смотреть по этому вопросу прецедентную практику по делам о провокациях Европейского суда по правам человека).

Одновременно, по существу предъявленного обвиняемому обвинения его правозащитнику было рекомендовано не только по окончании ознакомления с материалами уголовного дела заявить на основании части  4 и 5 статьи 217 УПК РФ ходатайства об исключении доказательств с допросом свидетелей и о проведении предварительных слушаний, но и в стадии предварительного слушания заявить на основании части 4 статьи 235 УПК РФ и пункта 2 части 1 статьи 236 УПК РФ ходатайства об исключении доказательств, предъявляемых в судебном разбирательстве, с возвращением уголовного дела прокурору, если прокурором на основании пункта 1 части 1 статьи 221 УПК РФ в этой юридической ситуации все же будет утверждено обвинительное заключение, при этом, подумать над реализацией фундаментального права на доступ к правосудию путем своевременного обращения в суд в порядке гражданского судопроизводства с заявлением об установлении факта трудовых или же гражданско-правовых отношений, иначе НЕ ПОНЯТНО (согласно части 3 статьи 49 Конституции РФ неустранимые сомнения в виновности лица толкуются в пользу обвиняемого) на каком это законном основании до рассмотрения апелляционной жалобы и вступления решения суда в законную силу было возбуждено уголовное дело (куда, кто и почему так неправомерно, незаконно и не обоснованно торопился?) и НЕ ПОНЯТНО (согласно части 3 статьи 49 Конституции РФ неустранимые сомнения в виновности лица толкуются в пользу обвиняемого) на каком это законном основании представителю было предъявлено обвинение в покушении на мошенничество, когда он в силу закона на основании доверенности действовал в интересах общества с ограниченной ответственностью, где есть ПОЛНОСТЬЮ ДЕЕСПОСОБНЫЕ руководитель и учредитель, ПРЕДОСТАВИВШИЕ ему в установленном законом порядке для участия в арбитражном процессе доверенности и отозвавшие перед возбуждением уголовного дела апелляционную жалобу (какое процессуальное положение по уголовному делу заняли руководитель и учредитель предприятия, как, где и после чего, что обещано было? может тогда с этой поры пойти дальше и всех адвокатов за факт их участия в качестве представителей и защитников как соучастников привлекать, зачем же церемониться с правом на защиту наших сограждан, они это право не заслуживают, одним словом — война собственным гражданам объявлена, держитесь!), тем более, что договор переуступки права требования от 17 мая 2017 года заключал руководитель общества с ограниченной ответственностью и иными допустимыми достоверными доказательствами, опровергающими этот факт и это важное юридически значимое обстоятельство, в том числе полученными в результате оперативно-розыскных мероприятий, сторона обвинения не располагает.

В итоге 15 мая 2019 года правозащитник обвиняемого впервые в региональной практике обратился в Кировский районный суд города с жалобой в порядке статьи 125 УПК РФ о признании незаконным и необоснованным постановления от 08 мая 2019 года, которым в допуске общественного защитника обвиняемого было отказано.

Эта статья является наглядным свидетельством тех последствий, какие влечет за собой не достаточный уровень правовой просвещенности наших сограждан (соотечественников и соотечественниц) с игнорированием ими важности правильного составления юридически значимых документов при своем трудоустройстве и (или) при совершении иных юридически значимых действий, ведь важно всем всегда помнить аксиому уголовного процесса — «отсутствие юридически значимого документа всегда расценивается в качестве доказательства вины при недостаточности доказательств невиновности и (или) при отсутствии весомых аргументов о недопустимости доказательств, имеющихся у стороны обвинения».

Полелиться в соцсетях:

Добавить комментарий